“Предатели. Отвратительные существа. Ничтожества. Твари…

Как было можно так вероломно пойти на преступление? Как можно было преступить чрез грань добра и зла, и вкусить плод познания?

Ведь я доверял им! Я все создал для них! Я так в них верил! Они были лучшие из всех моих созданий. Они были моей надеждой, моим достижением, моей гордостью…

Не было еще на свете создания, к которому я был так неравнодушен, которое так холил и лелеял!

Уничтожить. Стереть. Погрузить весь мир в бездну, во тьму…

Постараться забыть о них, и возможно потом, постараться создать этот мир снова, построить его заново. Дать возможность новым чистым существам стать новым эталоном, стать идеальными жителями Рая…

Да! Так и сделаю! Прямо сейчас, чего тянуть”!

И тут седовласый старец встал и решительно отправился к стенам Рая, ловя себя на мысли, что ему нравиться, то, что он решил сделать.

“Постой”!- прозвучал голос сзади, и старик обернулся.

Пред ним стоял молодой статный прекрасный юноша, он не мог не узнать его - это был Эосфор.

“Почему? Почему ты обращаешься ко мне Эосфор”?- спросил старик.

“Я услышал тебя”,- произнес Эосфор. - “То, что ты задумал, не верно, ты ошибаешься, ты собираешься сотворить непоправимое, оступиться”!

“Ты не прав”, - ответил старик, -“Я должен уничтожить их - они моя самая большая ошибка! Я дал им все, но они предали меня”!

“Нет”!- ответил Эосфор. - “Ты не понял их! Они лучшие из твоих творений! Они не оступились и не предали тебя, а наоборот решили доказать тебе свою к тебе любовь!

Не предавай их наказанию, не стирай! Они действительно прекрасны, и в скором времени станут совершенны! Дай им шанс доказать свою любовь к тебе”!

“Как ты можешь говорить, утверждать это”? - спросил старик. - “Ты еще так молод, и твоя любовь к ним, просто затмила тебе разум, ты ошибаешься - они худшие из моих творений”!

Старик продолжил свой путь и юноша, дабы остановить его с невиданной скоростью обогнал его встал перед ним, перекрыв собою путь к вратам Рая.

“Остановись! Не делай этого! Ты ведь не сможешь понять, что ты ошибся - если не дашь им шанса”!- заявил он в лицо старику.

“Отойди”!- грозно заявил старик, и продолжая движение добавил, - “Я не способен ошибаться, я всегда подступаю верно и я просто уничтожу этих предателей и завтра создам новый мир - чистый и безгрешный”…

“Способен! Еще и как способен”!- с удивительной, разящей улыбкой на устах, ответил старику Эосфор. - “Ты же сам сказал, перед этим, что ты ошибся создав их, что ошибся доверившись им! И если это так - то почему ты не можешь ошибаться сейчас, принимая решение уничтожить их”?

Старик остановился и задумался.

“А ведь я и вправду ошибся в своем суждении, о возможности ошибки! Я не могу ошибаться, и если я не ошибся создав их, сейчас, из-за гнева, из-за сомнения в чистоте их помыслов и намерений, я чуть не уничтожил их! Чуть не совершил страшную ошибку! Я перестал верить себе - а это было невозможно до этого дня”!

Старик понимал, что он зашел в тупик, Что он не мог признать своей ошибки. Что он не имел права остановиться сейчас, но ему надо было это сделать.

И тут Эосфор, как-будто услышав его заявил:

“Отдай их мне! Отдай их, и я докажу тебе, что они лучшее из того, что ты сотворил! Я докажу тебе, что ты никогда не ошибаешься и тень сомнения, которая сейчас так тревожит тебя - это часть того дара, что ты оставил им в саду - часть знания! Ибо сомнение и есть первый шаг на пути к знанию! Ты просто неправильно истолковал его! Ты сам стал частью своего эксперимента и отчасти испугался мудрости своей и потому ты так раздосадован и печаль твоя не от того, что ты усомнился в них. А от сомнения, которого ты никогда не знал ранее. Они пошли на свет, который дал им ты! Они открыли своими руками его для тебя и в этом было их предназначение! В этом был их смысл! Смысл, заложенный в них тобой”!

Старик не знал что ответить Эосфору. Он прекрасно понимал, что тот прав, но он впервые в жизни боялся своего сомнения. Он боялся истолковать его неверно, боялся, что тернистый путь к знанию может проходить через тернии ошибок. Он не был готов идти по нему… Но люди - люди были готовы!

“Хорошо”!- заявил старик, - “Забирай их! Но я не могу дать их тебе насовсем. Я дам их тебе лишь на время - время, необходимое для того, чтобы ты нашел способ развеять мои сомнения. Время за которое ты докажешь, что они лучшее, из того, что я сделал, создал. Лучшее, из того, во что я вдохнул душу! Сколько тебе надо времени, для того, чтобы ты доказал мне это”?

Эосфор на секунду задумался, как будто бы складывая в уме какие-то известные только ему числа:

“Семь веков! Дай мне семь веков, и я докажу тебе их любовь! Докажу тебе твое же величие! Твою мудрость”!

“Хорошо”,- ответил старик. - “Но ты знаешь закон. Если я решил наказать кого-либо, то наказание должно быть совершено. Наказанию должно сбыться. Меч карающий должен пасть и мне надо кровь, и если это не будет кровь людей - то готов ли ты стать той жертвой. Жертвой, необходимой для их жизни. Жизни тех, кто проклянет тебя. Тех, кто будет считать тебя демоном. Бояться тебя и ненавидеть! Готов ли ты на такую жертву”?

Эосфор поник, опустил голову и закрыл глаза.

Минута, секунда или целая вечность прошла пред тем как он ответил. И ответ его был таков:

“Да! Да и еще раз: Да! Я понесу за них любое, самое тяжкое наказание, ибо свет, свет любви, свет знаний, который они принесут тебе - он стоит любой жертвы! И моя жертва пусть будет лишь маленькой толикой из возможного, что необходимо ради этого света”!

“Пусть будет так”!- ответил старик и пошел в даль.

Он висел прикованный к скале на самом краю мира, и огромный орел отрывал от его тела кусок за куском доставляя ему немыслимые страдания.

Он истекал кровью и молча улыбался.

Нет, он не сошел с ума от боли, и не потерял рассудок. Нет. Он был по своему счастлив.

Ибо через свою боль он еще больше ощущал, что он поступил правильно. Что он спас не только людей, но и отца своего. Он спас мир, и это согревало и успокаивало его.

Семь веков пролетят как мгновение - он прекрасно это знал. Не знал он лишь одного.

Справятся ли люди? Пройдут ли они столь важное испытание?

Прольют ли они свет истины и взорвут ли тьмы оковы окутавшие Землю?

Будут ли они достаточно честны для того чтобы доказать его правоту?

Победят ли они? Докажут отцу, что он был прав?

Познает ли отец мудрость свою и станет ли это знание тем благом, которое одарит своим светом всю вселенную?

Он не знал. Как не знаем и мы с вами, или знаем? Или уже никогда не узнаем?