Приход методологов, конец русского национализма, бунт регионов. Три главных тренда в политике в 2016 году

Главное событие 2016-го— приход методологов к рычагам власти. Когда-то это было полумаргинальное учение технической интеллигенции из 1970-х. Методологов власти начали активно привлекать к управлению на среднем уровне (в крупных производствах, Министерствах) в первой половине 1980-х, в расцвет либерал-чекизма Андропова. В перестройку их снова задвинули, т.к. появилась россыпь альтернативных практик и идеологий. И новый приход методологов во власть, в первую очередь в АП — это стадиально новый 1983 год.

Ещё один тренд уходящего года— продолжение активного выписывания русских националистов из русских. В основном русские активные националисты уходят в ислам, какая-то часть — в украинцы, ещё меньшая часть — в общеевропейцы. В целом тренд понятен, я о нём писал неоднократно: в России есть только три группы с солидарной поддержкой и традициями длительностью 2-4 поколения — спецслужбы, старые московские либералы и ислам. Но первые две — закрытые, туда сейчас вход по праву рождения. А самая демократичная — как раз ислам.

Третий тренд года — демарш регионов. Самый сильный звонок — заявление президента Татарстана, что он против дележа местных доходов с Москвой. Звонок и вправду сильный. Разрушение СССР тоже начиналось с фронды национальных режимов. Ну и звонок потише — ещё один национальный режим, в Забайкалье. Похоже, эта территория почти окончательно брошена Центром как «проклятая». Там целый год бунты бюджетников, которым не платят зарплаты, низовая власть перешла к движению АУЕ — воровскому сообществу.

Ещё один тренд, который можно назвать пока полутрендом. Это — размывание верховной власти. Приход методологов Вайно и Кириенко в АП и одновременно сохранение властного статуса команды Володина. У Володина остались рычаги воздействия на «Единую Россию» и губернаторов. У методологов — воздействие на медиа и ресурс АП. Третий, пока главный полюс силы — удержание Путиным рычага воздействия на силовиков. Вроде напоминает систему «сдержек и противовесов» при Ельцине. За одним «но». Удержит ли Путин такую сложную игру стравливания и примирения групп при нём?

Путин уже реально дедушка, пенсионер, ему 65-й год — Ельцину столько было в 1997-м, год, когда он стал стремительно терять рычаги управления за сдержками и противовесами. В Перестройку эта же игра погубила Горбачёва, когда он пытался стравливать группы «коммунистов-сталинцев» и сислибов, КГБ и МВД, аппарат Центра и регионов, интеллигенцию и «ватников». В общем, посмотрим, разовьёт ли 2017-й этот полутренд в тренд. ©