Откровенно врать о том, что санкции США не наносят вред России, последняя уже не может. Ну вот не смеются больше "Искандеры", боярышник на исходе, да символы года из дерьма вызывают больший резонанс, чем любой секс скандал.

Но! Кремль не сдается! И не признает открыто, что санкции его душат, не давая спруту Российской Империи и дальше распускать свои щупальца.

Не просит США ослабить петлю стягивающую шею агрессора, а вместо этого поет песни про совместные интересы, дружеские отношения, которые так страдают от глупых и бесполезных санкций!

В частности главные усы Кремля утверждают, что новые санкции США в отношении России, которые затронут нефтегазовый сектор, нанесут дополнительный ущерб не только двусторонним отношениям стран, «но и в плане глобальной экономики и глобального энергорынка».

Вы верите, что Кремль интересует ущерб, который может коснуться США? Вы верите в то, что Кремль переживает за глобальный энергорынок?

Когда Россия вообще за кого-то переживала?

В области ее переживаний находится, только одно: непонимание почему весь мир не скорбит вместе с ней по поводу ее жертв на Восточной Украине, в Сирии, почему никто не стал оплакивать погибших в авиакатастрофе пропагандистов.

Кремль переживает то, что его недостаточно любят, то, что не достаточно ненавидят!

А экономические интересы других стран его никогда не интересовали!

Песков понимает, что новые санкции отправят Россию в глубокий нокаут, от которого оне вряд ли оправиться, и поэтом хорохориться заявляя, что конечно, для России возможны «опредленные негативные последствия», но, нет никаких сомнений, что сектор «найдет компенсационные меры», чтобы уменьшить нанесенный ущерб. «Российская экономика и энергетический сектор доказал за последние два года, что он достаточно уверенно стоит на ногах».

Потери в 600 миллиардов долларов - это уверенно стоит на ногах? Да Кремль еле дышит!

Другими словами, когда в Кремле утверждают, что надеются на то, что «здравый смысл возобладает и удастся выйти из пике этой санкционной риторики», на самом деле речь идет о том, что он на самом деле просит пощады.