Когда на прошлой неделе президент Франции Макрон обвинил RT и «Спутник» в распространении «пропаганды и лжи», президент также заявил, что сотрудники этих СМИ «действуют не как профессиональные работники печати и журналисты», поставив под вопрос, можно ли считать деятельность пророссийских СМИ журналистикой. Чтобы получить обоснованные ответы на этот вопрос, нам нужно не только изучить новости, сообщаемые RT и «Спутник», но и то, как такие новости создаются и как работают эти организации.

По мере того, как во всем мире растет осознание проблемы дезинформации, работники RT и «Спутник» оказываются под пристальным вниманием, а осведомители появляются чаще. Благодаря информации, которая появляется от редакций RT и «Спутник», мы можем собрать воедино картину того, как создаются сюжеты, как им отдается приоритет и, что важно, как они подвергаются политическому контролю со стороны Кремля.

Только на прошлой неделе вышли две просветительские публикации о том, каково это – работать в кремлевских пропагандистских СМИ: одна в Moscow Times о RT, в которой несколько бывших и нынешних сотрудников RT указаны как анонимные источники; а другая – о перебежчике из «Спутник».

Из статьи в Moscow Times под названием «Добро пожаловать в машину: Внутри секретного мира RT» мы узнаем о непростой ситуации редакции RT. Moscow Times рассказывает о «чувстве страха и паранойи, когда речь заходит об обсуждении RT за пределами работы», и что «несколько источников сообщили о том, что их попросили подписать соглашения о нераспространении порочащих сведений», по которым «в случае если сторона соглашения распространяет порочащие сведения о RT, на нее налагается штраф в размере 50 000 долларов без доказательства ущерба».

Один из источников описал редакцию, как «мешанину из постоянного стресса и криков». По данным Moscow Times, «основная критика журналистов, которые в своих материалах не смогли придерживаться согласованной позиции, была следующей: «Это не наша точка зрения», – сказал бывший сотрудник RT, – «эта фраза — «наша точка зрения» — повторялась постоянно». Moscow Times также цитирует источники, указывая, что они «»очень усердно трудились», чтобы пригласить хороших гостей, но часто были ограничены в выборе», определяя важную проблему этих организаций. Как мы ранее описывали, из-за нехватки серьезных опытных комментаторов, желающих внести свой вклад в создание RT, такие СМИ, как RT и «Спутник», стали известны благодаря использованию комментаторов, которым часто не хватает квалификации, которую должны иметь эксперты.

О подобном разочаровании и задетом профессиональном самолюбии рассказывает Эндрю Фейнберг, который уволился с должности репортера «Спутник» в Белом доме в конце мая, написав в твиттере: «Я больше не работаю на @Sputnik – я хотел бы рассказать вам почему. Пожалуйста, обращайтесь ко мне». После этого последовала запись в твиттере: «Кажется, @SputnikInt не нравятся реальные журналисты. Они предпочитают, когда НАСТОЯЩИЕ пропагандисты работают анонимно», и после этой увертюры бывший сотрудник «Спутник» продолжил рассказ об условиях работы, похожих на те, которые описывали источники внутри RT.

Эндрю Фейнберг объяснил DFRLab, как он был разочарован, когда ему сначала пообещали «редакционную независимость», а потом оказалось, что ему не разрешают задавать на пресс-конференциях вопросы, которые не были предварительно одобрены редакторами «Спутник». Содержание и контент в каждой истории также должны были быть предварительно согласованы. Фейнберг говорит: «Я никогда не сталкивался с такой степенью активного редакционного вмешательства. Все это имеет оправдания и логику, которые кажутся разумными, если вы – новостное агенство с ограниченными ресурсами, но в то же время эта культура нацелена на передачу определенной информации». DFRLab провели журналистское расследование на основании сведений, предоставленных Фейнбергом, подтвердив его заявления о статьях, которые были на самом деле опубликованы «Спутник». DFRLab также обратился к «Спутник» за объяснениями слов Фейнберга; в письменном ответе «Спутник» категорически отрицает, что, согласно редакционной политике, вопросы и заголовки журналистов необходимо предварительно одобрять.

Свидетельства о RT и «Спутник» не являются единственными. У нас есть информация о ряде подобных случаев: ведущие RT, которые покинули свои рабочие места в прямом эфире; источник, который рассказал о печально известных еженедельных заседаниях в пятницу, на которых Кремль вручает инструкции редакциям российских СМИ; и бывшие тролли, которые подробно описывали условия работы на прокремлевских фабриках троллей. Кроме того, журналисты работали под прикрытием, чтобы описать работу троллей в России и в Швеции, журналисты-расследователи использовали, например, записи скрытых камер, чтобы доказать, что кремлевские СМИ в России транслируют фейковые новостные сюжеты, зная, что они фейки.